artdesighnОрловский дизайнер Захар Ящин рассказывает о себе, особенностях фриланса и арт-дизайна.

В свободное плавание
- В 2007 году я вернулся из Москвы, где работал в студии Артемия Лебедева. Все полтора года я жил на два города: в понедельник — туда, в пятницу — обратно… Испугался, что дочка перестанет меня узнавать, и решил вернуться. В Орле работал арт-директором RuTube. Уволился одновременно с покупкой компании новым владельцем — «Газпром Медиа». Грянул кризис, работы почти не было. Сейчас заказы пошли, так что более-менее жить можно.
Даже когда у меня была постоянная работа, я всегда получал заказы. Бывало, что рекламные агентства сами меня находили. Так мне предложили работу для Marie Claire — проиллюстрировать фэн-шуй календарь, так же я в свое время получил заказ на рекламу «Мерседес»: текст, из которого надо было сделать рисунок в очертаниях машины. Арт-директором был какой-то иностранец, он делал правки очень смешно — например, «text chut-chut smaller». Раза четыре мне возвращали эскиз на доработку, но для такого большого и ответственного проекта это нормально. Пришлось повозиться. В итоге реклама вышла в Esquire, Playboy и GQ.
Правила
- Главное правило фриланса — предоплата. Если ты не получил предоплаты, ты не работаешь. Это — закон и страховка от любых неожиданностей со стороны заказчика. Предоплата составляет 30-50% от общей цены — если общая стоимость заказа высокая, то 30%, конечно.
В большинстве случаев работа тянется долго, приходится делать кучу вариантов, которые последовательно отвергаются заказчиком. Но бывает и такое, что тебе дали заказ, ты сделал первый вариант — и его сразу же приняли. Для этого нужно работать по вдохновению, на кураже. И рецепт этого хорошо известен — вдохновение у фрилансера, как правило, вызывается хорошим гонораром.
Заказчики
- В моей практике довольно часто бывает так, что заказчику сразу все нравится — в половине случаев примерно. Примерно в сорока процентах приходится сделать два-три-четыре принципиально разных варианта. Понятно, что из нескольких вариантов один, по моему мнению, — прекрасный, два хороших, а все остальное — дрянь. Если выбирают долго, то выберут в конце концов самый плохой вариант. И так — постоянно. Почему? Возможно, потому что у нас общая беда с визуальной культурой еще со времен СССР, когда с баллистическими ракетами у нас было хорошо, а с дизайном потребительских товаров — не очень.
В десяти из ста оставшихся случаев — кромешный мрак, когда заказчик сумасшедший, непредсказуемый или просто не знает, чего хочет. Возможны различные вариации типа: «Да, мне все нравится, но я решил застрелиться этим вечером, так что ваш логотип мне не нужен». Или: «Вы нарисовали красивую птичку, но мы теперь продаем дрессированных лис и птичка нам уже как-то не очень».
У меня было несколько таких клинических случаев. Один заказчик хотел логотип для своей семьи. С какими-то вензелями. Я работал с ним почти три месяца, сделал ему около двадцати вариантов. У меня тогда не было заказов — я вынужден был этим заниматься. Недавно появился еще один, дал логотип и сказал, что «его нужно переделать, но почти не переделывать, то же самое, но как-то по-новому». Я ему сделал три варианта. Он: «Нет, я хотел бы ближе к тому, что было». Делаю. Он: «Прекрасно, давайте продолжать в этом направлении». Я продолжаю в этом направлении, доделываю почти до конца, но тут выясняется, что «один мальчик в нашей фирме уже все сделал и мне ваш логотип не нужен. Поэтому денег я не заплачу».
Отследить таких заказчиков на этапе переговоров практически невозможно, они нормально формулируют задание, без проблем делают предоплату. А потом начинается…
А как у нас?
На улицах Орла не видно работы дизайнеров. На вывеску почти любого магазина, которая сделана местными силами, больно смотреть — бесплатные шрифты, картинки из фотобанков, клипарты. Все хотят получить деньги быстро и как можно более простым путем, а поработать, сделать хороший дизайн, объяснить заказчику, почему работа должна стоить серьезных денег, добиться, чтобы это приняли, — этим никто не хочет заниматься.
Самый яркий дизайнерский ход у нас в Орле — это забить щитами окна в супермаркете. Понятно, когда так делают в казино в каком-нибудь Лас-Вегасе, но у нас? Чтобы покупатель не знал, что на улице пошел дождь, пока он выбирал продукты?
И еще одна проблема — это оглядка на западные стандарты. Мы все время сравниваем себя с Западом, не понимая, что там свои условия, свои традиции, им-то некого копировать, у них все это появилось естественным путем, потому что выросло из того, что было сто, двести лет назад. Эти западные корни никогда не будут питать нас, а где искать свои — мы тоже не уверены: тридцать лет назад? Сто? Тысячу?
Очень многие считают, что дизайнер — это такое приложение с карандашом: ты ему говоришь что-то, а он это рисует. Никто не советует врачу, как делать операцию. Даже водопроводчику никто не будет говорить, как трубы прокладывать. А у нас любой клиент уверен, что разбирается в дизайне и его «нравится-не нравится» — это критерий качества. Ситуация меняется постепенно, по крайней мере, в Москве, потому что заказчик не советует, стоя за спиной дизайнера.
Когда я только начинал заниматься дизайном, у меня была уверенность в том, что нужно воспитывать заказчика. Со временем эти благие намерения как-то испарились. Цель благородная, конечно, но усилий она требует просто нереальных. Перевоспитать человека очень сложно.
Все изменится со временем — когда дети новых русских закончат свои кембриджи и вернутся сюда. Но не раньше.